Владислава Карпенко

Славная история про роды

Ну что ж… Напишу сначала. Это история довольно длинная. История о том, как я пришла к акушерству, к помощи беременным, к помощи в родах и помощи словом. Это будет терапевтично для меня, ведь записать этот путь, что бы потом оглядываться назад — приятно и полезно. Да и вдруг для мемуаров пригодится. Шучу?.

Это новорожденный Макар. 4-е или 5-е сутки его жизни. И день когда я поняла, что все пошло не так.

Моя беременность была безоблачной. Кукуруза, черешня, пляж, маленький живот, пушистые волосы, красивые ноги. Мне было 19, и все о чем я думала, это как бы не набрать лишнего. Мы только поженились, въехали в новую квартиру, заказывали пиццу каждый день и вкушали «взрослую» жизнь. Нервотрепка и прочие гадости уже были позади, 3-й курс психологического факультета был окончен с повышенной стипендией, в женской консультации наливали кофе и заплетали косы. Роды? О них я не думала вообще. Страх был настолько силен, что любая информация — тут же вытеснялась из поля зрения. Видео, статьи, курсы — нет, нет и нет.

Мне 19. У меня пресс и растяжка. Хотите сказать я не смогу родить?

Дрова в костер подкинул муж, когда в один из вечеров сказал невзначай: а может мы его дома родим? Я помогу тебе, тазик принесу, подстилку подстелю, что там еще надо-то? Раньше ж рожали так? О, ужас. Как он не ПОНИМАЕТ! Это же роды! Это же, это же… Я сама тогда не понимала что же именно «это же», но такой безответственностью и бестактностью я была поражена до глубины души, и решила наконец-то взяться за подготовку к родам основательно, раз мой козлина муж думает что это как покакать сходить.

Был заключен договор с доктором, было собрано 7! сумок в роддом с медикаментами, были выглажены пеленки и сделано последнее УЗИ.

Тазовое предлежание, ребенок крупный, трехкратное обвитие. «Поговорите с врачем о госпитализации». О самом процессе я по прежнему не знаю ничего, свое беременное состояние я практически игнорирую, занимаюсь последние три недели «переворачиванием». Мама сказала, что на родах, хреново будет часа два. Ну а часа два, я как-то потерплю.

Ощущение «скоро роды» сводило коленки, а словосочетание «тазовое предлежание» взывало приступ паники. Я не отдавала себе отчета, боюсь ли я кесарева в таком случае, скажем так, его я боялась меньше чем естественные роды, ведь там все понятно. Разрезали, зашили. Боялась тазового — ну потому что все боятся, и на форумах пишут, что это дело плохо. (Понимаете да, как влияет степень информированности?) Из советов по переворачиванию мы выманивали Макара звуком, светом, толчками и «собакой лицом вниз». Ну не смейтесь, что еще могли придумать 19 летние родители. Подходила к концу 38 неделя, положение вещей оставалось прежним, «упражнения» становилось делать лень.

Стоял жаркий сентябрь, отекали ноги, и все на что я была способна, это лежа задрав ноги — вязать плед. Задрав ноги? Как я сразу не додумалась так переворачивать? А вот так. И 5-го октября, около десяти утра, я подумала что из моего живота сейчас родится гималайская черепаха. Как переворачивается ребенок — видно невооруженным взглядом. Это страшно. Мне было. Но не смотря на страх, тогда впервые за 9 месяцев, я подумала: вот это тело мое дает!

Теперь голова ощущалась четко внизу (мамы поймут как это, когда пинают в ребра), по телу поплыла волна расслабления. Видимо психосоматическая. Подсознательная. Казалось, будто меня размазывает по дивану, гормоны релаксанты принялись за свое, а дел на день было напланированно очень много. Я довязала плед, сложила его в 8-й кулек, и легла смотреть «Во все тяжкие». И под заставку я почувствовала, как из меня медленно начинает течь вода. Я не знала, как начинаются роды. И не знала что будет от отхождения вод.

Бешенная лань — mod on! Шурик! Это воды! Я рожаю! Это сегодня! (Ага, да) А ПДР стоит на 14-е! Позвони маме! Позвони папе!

На что мой «отмороженный» муж ответил одной фразой: «Сядь. Я сделаю тебе бутерброд.»

Я помню как стояла в душе и плакала. Плакала просто от того, что не понимаю, что со мной происходит. У меня по ногам текли воды, но ни боли, ни схваток не было. Почему так? Ведь в фильмах показывают, что женщины сразу орать начинают и хвататься за живот, я что поломанная?

Врач сказала — быстро собирайся, Шурик молча одевался, папа уже ехал нас забирать.

Помню как все время думала о папе. Вот это ему «весело», дочку в роддом возить. За него наверное переживала больше, чем за себя. Видела, как он нервничал, хотя не подавал виду и шутил про то, что «та все быстро закончится». Кефир, свитер с баранами, плойка и я готова ехать. Ну как готова. Умереть — готова, а рожать — нет. Чувство несправедливости и злости, подкатывало к горлу. Сегодня ведь только 5-е число, а в карте написано 14-е! 14 Карл. Еще целая неделя, я бы точно успела подготовится… Ну да.

Приехали мы в роддом около 8 вечера, у договорного врача поднялось давление и она отказалась от встречи со мной. На приемном покое меня встретили двое мужчин. «Белиссимо» подумала я. «Смотри как она улыбается! Вот молодец» — заметил тот, который был в очках. Видно его близорукость не разглядела, что улыбка была мягко говоря истеричная.

Мне выдали «пижаму» с разрезом до пуза, забрали мою одежду и повели на осмотр. «Вот и все. Сейчас какой то мужик засунет в меня свои пальцы» А это кстати был мой самый большой страх детства. «Здравствуй моя хорошая. Меня зовут Дмитрий Алексеевич. Когда воды отошли? Как чувствуешь себя?» Дмитрий выглядел очень приятно и расслабленно, меня немного отпустило.

Раскрытия не было и Дмитрий настоял, что бы я пошла спать. Как это делать на кушетке с которой свисает пузо — не понятно. Как это делать, когда мужа отправили домой «пока схваточки не начнутся»??! Да и как это делать ведь ЯРОЖАЮ!? «Хочешь чего нибудь?» «Да, хочу горячего чая и книжку». Через пять минут у меня был гринфилд с берагмотом и «Зеленая Миля» Стивена Кинга?

«Ободряюще» — подумала я. Просто вот представить это состояние, когда ты не понимаешь, что с тобой, мужа отправили домой, вместо твоего доктора двое мужчин, ты сидишь одна в родзале, в котором периодически включается кондиционер: клац пфффффф клац. Сначала я поплакала, мне показалось, что я очень жалкая и беспомощная. Воды все подтекали, это ужасно раздражало, и я решила не шевелиться. Книга. Через какое-то время позвонил муж, и я долго плакала ему в трубку, он плакал тоже. А потом мы стали переписываться, как в детстве. «Я тебя так люблю, и я тебя так люблю». Тогда же промелькнула мысль в голове: «все что я хочу, это что бы он был рядом. Прямо сейчас. А для этого — мне нужны схватки. Хватит бояться. Пора рожать, во что бы то ни стало.» Часы пробили 22:00, мой боевой дух возрос до небес, я завязала на голове дульку, и начала говорить с Макаром: понимаешь малыш, мне тоже очень страшно. Но Диирий сказал, я рожу к 6, а давай мы справимся побыстрее? Мы же команда, а мама у тебя сильная. Растяжка, все дела. Вообщем давай сынок, выходи, я готова» и вдруг, в соседнем родзале, начала громко и очень эмоционально рожать женщина…

«Господи, ну зачем же так орать? Неужели обязательно издавать эти ужасные звуки? Почему она рычит и воет? Вот я же сижу спокойно, хотя и у меня схватки. Стоп. Схватки? Дадада!! Точно! Наконец-то схватки». Легкое потягивание внизу живота наконец- то переключило мои мысли от рожающей, на свои собственные ощущения. «Это ведь совсем не больно, тю» почти что прокричала я вслух и побежала за телефоном. «Приезжай скорее! Схватки!» Заполночь. Полная луна. Полная темнота и мы вдвоем сидим на кушетке (это на той, с которой свисает живот). «Слышишь как она орет? А мне вот совсем небольно» «Моя ты умничка, я всегда знал, что ты справишься». Схватки приходили каждые 10-15 минут, между ними мы играли в кристалики, в поле чудес, и в зомби ферму. Постепенно начинало клонить в сон, но сделать это на этой кушетке было невозможно, да и тетя за стеной давала жару. Приняли решение спать по очереди, я на кушетке, Шурик сидя на стуле.

Перед тем как улечься на ночь, я решила выйти пройтись, и вдруг краем глаза увидела, что в соседний родзал, из которого уже доносились нечеловеческие звуки — открыта дверь. Неведомая сила дёрнула меня посмотреть что там. В полумраке, с одним маленьким светильником, женщина стояла на четвереньках на полу, а Дмитрий Алексеевич поддерживая одну её ногу, приговаривал что-то в духе: уже почти вышла головка, уже почти видно нос. Я впервые увидела как это. Как рождаются дети. И меня это впечатлило настолько, что я побежала в туалет, простите, рыгать.

Вернувшись в свой родзал, я сказала, что за стеной происходит какая-то чушь-петровна, там женщина, в раскоряку, а из нее торчит голова, а этот недоврач, представляешь, просто держит ее за ногу! Я уже было переходила на мат, от невежественности ситуации, как вдруг раздался тихий такой, полуночный плач. Как же красиво… Я и не думала, что меня может растрогать этот звук. С легкими слезами, с улыбкой на лице, и уже в интересном ожидании, я все таки на пару часов проваливаюсь в сон.

Разбудила меня смена смены «Здравствуйте! Я ваша новая акушерка! Пройдите на кресло для осмотра»

Скомандовала женщина чуть ниже меня ростом. Я послушно залезла на кресло, раздвинула ноги, и не поняла где же продолжение банкета. Минут через 15 зашла врач, которая, как оказалось, должна была сделать осмотр, и о чудо, это была тот врач, с которой я договаривалась. «Раскрытия никакого, что ты тут делаешь?» Очень интересный вопрос, вообще-то я рожаю дамочка, и схватки проживаю лучше всех. «Так, отправляй мужа домой, сама иди в столовую, там сейчас будет завтрак.» Да е-мае, что вы прицепились к этому мужу, почему его нужно куда-то все время отправлять. Но то, что мы оба почти не спали и не ели, подсказывало на правильность её мыслей.

Провожая Шурика и параллельно поднимаясь по лестнице к столовой, ко мне пришла ОНА. Первая, настоящая, родовая схватка. Я думала, меня вывернет на изнанку, сперло дыхание, потемнело в глазах, и лестница уплыла вдаль. Не помню как, но я дошкандыбала до родзала, взяла телефон и громко рыдая в трубку: ВОЗВРАЩАЙСЯ СКОРЕЕ! Со мной что-то не то!! Шурик не успел выйти даже за пределы больницы, примчался обратно, увидел меня цвета кафеля, и сам чуть не упал в обморок. «Зови их! Зови их всех! Происходит что то ужасное!!!» Шурик молча повинуясь созвал всех, кого нашел, меня осмотрели еще раз, и констатировали 3-4 см. «К 12 родит, не раньше», заявила Карина Спартаковна, и удалилась попивая свой вонючий растворимый кофе. К 12?! Сейчас только 9! Терпеть такой ад еще три часа? Такого я не планировала. Мама говорила два максимум.

От безысходности, мы стали изучать плакат с предлагаемыми позами для схваток. Оказалось, что можно сидеть на мяче или ходить. Ну что ж, попробуем, главное не орать, как та баба, и главное на пол не ложиться, а то вдруг Шурик увидит эту «раскаряку», а я женщина приличная, с высшим образованием. Психологическим. И абсолютно не понимая, что происходит, игнориуя любые свои желания и сигналы, я отправилась в «театральное рожание», где я глубоко вздыхала, закатывала глаза, не забывала поцеловать мужа и ободрительно моргнуть. Красотка, что тут скажешь.

Роды — это такой процесс… где либо он тебя, либо… нет, все таки варианта «ты-его» не существует.

Боль была сильная, но терпимая. Я много ходила, сидела на мяче, муж тёр спину. Иногда я отворачивалась к окну, что бы скорчить какое-нибудь страшное лицо, и не потому что стеснялась мужа, а потому… потому что я классная и выйду отсюда победителем, а не как вот та, раком.

Стрелки часов двигались предательски долго, казалось 1 минута длится 10. До обещанных 12 было ещё далеко, а вся эта дискотека начинала надоедать. Скукота. «Знаешь, ты меня так раздражаешь! Ты какой-то отмороженный. Зачем идти на роды, и спать тут рядом?! Значит так будет и дальше? Я буду целыми днями танцевать, а ты спать?». Чем ещё заняться кроме как выругать мужа за все насущные и вымышленные грехи, мой воспалённый мозг так и не придумал.

Осмотр. «Открытие 5-6 см, к двум родит». К двум? Ты издеваешься, дура? Хотела сказать я Карине, а вместо этого вырвала на её белоснежный врачебный халат.

После осмотра я хотела встать и продолжить своё театральное хождение, но все, что у меня получилось это сползти на пол и лечь лицом на фитбол. Я раскачивалась туда и обратно, громко громко рыдая. В этот момент я ненавидела всех. Я почему-то вспомнила, как врала в садике, вспомнила как обижалась на маму за гладильную доску в своей комнате. В этот момент я плакала за все. За все, что происходило в моей жизни, а следующий час за то, что ещё произойдёт. Мне казалось, что я схожу с ума, и дальше я явно буду жить на таблетках.

Я жалкое, ничтожное существо… жалкое настолько, что уже даже не могу говорить, а только показывать пальцем на спину, что бы Шурик делал массаж… Он дотер мою спину до синяка, но как только трение прекращалось я начинала рыдать ещё сильней. И в какой-то момент мне показалось, что я умираю. Сначала было страшно, но буквально через пару секунд я подумала: слава богу, это закончится.  Умирать было приятно. Меня не волновало, что уже происходит, я просто выла, раскачивалась и умирала.

А реанимировали меня фраза: «ну и тряпка! Встань с пола! С ума сошла?!» Почему она так со мной? Ведь я почти умираю, разве не видно, что мне по настоящему плохо, что я не придуриваюсь… «Снимай одежду и марш в душ! И приходи через 20 минут».

Я как раз дочитала Зеленую Милю, до момента как Джон идёт по длинному зеленому коридору, и сейчас я, шла в одних трусах, на своеобразную казнь. «Сейчас это закончится. В душе я точно умру. Никого рядом нет, я посто упаду и умру». Первая схватка под горячей водой поставила меня на колени. Мне казалось, что я нырнула в лаву. Вторая схватка меня долбанула об лёд. «Почему я до сих пор живу?» Этот вопрос не давал мне покоя, и пока я думала над ним прошло ещё 15 схваток. «Ничего себе, 15? Неужели я смогу это выдержать? Бл* что значит неужели?! Сейчас вернусь и рожу уже этого ребёнка!!!» Щурик говорит, что я вернулась из душа, как героиня из фильмов ужасов. Бледная, с пустым взглядом, со спиной колесом и полурычащими звуками. Я не слышала ничего и никого. Я молча залезла на кресло, и приготовилась тужится.

Карина с размаху вылила мне литр воды на лицо. «А сейчас слушайся меня. Глубокий вдох, три раза тужишься, выдох, ясно?» Ясно. Вдох, тужится и… не правильно. Вторая, третья попытка. «Какай, Влада, какай!!»» «Ахахахха» заржала я, комичность ситуации зашкаливала, и вдруг от смеха я почувствовала как ребёнок сдвинулся с мертвой точки. Он двигается. Я его двигаю.

И пока до меня доходил этот удивительный факт, внутри Макар вовсю разворачивался лицом к выходу. «Тужься, Влада!! Ребёнку плохо!» Как плохо, если я чувствую, что он внутри движется. Я хотела продлить этот момент, я будто не хотела с ним расставаться, я не хотела, что бы это удивительное взаимодействие прекращалось, я совсем не хотела тужиться, я хотела затаиться и ждать… и вдруг у меня на груди, оказался маленький фиолетовый мальчик, который совсем не плакал, а смотрел большими мудрыми глазами, и крепко крепко схватил меня за палец. Здравствуй мама. Я пришёл изменить твою жизнь.

Как описать это состояние? Эйфория, счастье, радость, слезы, какие-то бессмысленные слова, какие-то звонки, какие-то движения… Я еще не думала о том, КАК прошли мои роды. В голове была только одна мысль: слава богу это закончилось.

Когда истекли положенные два часа в родзале, меня осмотрели и назвали сумму за роды (нормальная такая тема, да?), сказали что это в общем-то и не роды вовсе, отделалась я легким испугом, а вот в соседней палате женщина на британский флаг… И вот это первое зерно «мои роды были не такими», «что-то было не так» запало в мою ясную или не ясную голову. Тогда.

Меня очень волновал вопрос, а что же происходит после родов? Казалось, будто жизнь дальше останавливается, ведь фильмы заканчиваются именно на этом моменте. А оказалось все прозаично просто, мужу гудбай май лав, вам на попу памперс, на постель вашу клеенку (со словами «не дай бог»), ребенка спеланатого в два одеяла вам под мышку.

Мы лежали на односпальной кровати с Макаром, в палате было темно. Вечер, октябрь, по ногам то и дело гулял сквозняк, начинало морозить.

Все разошлись то ли на пересменку, то ли на перекур, позвать было некого, а встать сложно. Помню, что болела очень попа, хотя вроде бы рожают не оттуда. И с этими мыслями я провалилась в самый глубокий сон в своей жизни.

Разбудил меня котенок. Стоп. Котенок? Где я? В роддоме же? Ааа это так плакал мой ребенок.

Продолжение следует….

Поделиться

Добавить комментарий