Алена Гургула

История родов

Мы познакомились с ним как-то летом, тем самым, когда стояла невероятная жара и рай казался созданным из сплошных кондиционеров.

IMG_7790Знакомство было неожиданным, ведь мне обещали представить его намного позже, недели через три. Словом, я коротала тот день на даче: в легком сарафане, с прической ленивой пляжницы «хвостик скроет все» и ко встрече не готовилась. Как раз — щелчок!

«Ну вот, было со мной все, только не описывалась еще…» И такая четкая мысль в голове: «Как же я сейчас встану с качели — у меня платье то мокрое!» Но встать с нее пришлось и побежать вприпрыжку в дом.

Из комнаты Ж я вышла несколько растерянной, но мысль о том, что это могут отходить воды, казалась мне скорее смешной и нереальной, чем наоборот. Рано пить коктейль материнства, рано! Конечно, на курсах нам рассказывали, чем заканчиваются все беременности, но одурманенный пролактином мозг рисовал в моем воображении меня в ближайшую вечность с неизменным животиком: слонам можно носить дитя 2 года, а мне что, нельзя доходить свои 40 недель?..


Звоним недавно рожавшей знакомой за консультацией. Последняя, хоть и не слон, но родила в 42 недели — на противовес моим еще не полным 37-ми. Она начинает по телефону описывать свои ощущения на момент отхождения вод, я — свои и..посреди одной из фраз я четко понимаю, что это ОНО.
… Дальше помню все такими крупными акварельными мазками: как я звоню маме ближе к полуночи и говорю, что я, наверное, рожаю, но не уверена, потому мы заедем в больницу по дороге с дачи и «проверим»?, а уже через 10 минут после осмотра врача и его фразы, что я прошла половину стадии родов, другим своим звонком прошу привезти пеленки, которые она не успела мне передать, наполняя попутно свою речь словами «ты только не волнуйся»; как сестра мчит собирать вещи к нам домой и привозит половину моего гардероба, потому что я сама сумки собрать не успела — ведь планировала заняться этим с грядущего понедельника, имея в запасе еще три недели; как заботливая акушерка дарит мне красные тапочки в тон платья, в котором я примчалась, и распускает этот злополучный хвостик; как я стою на улице и звоню подружке, а за мной выбегает мой врач со словами «Куда Вы ушли?? Вы же рожаете!!!». И еще мое удивление: да, это вот так? Вот так бывает? Я уже рожаю — и мне так легко? Бросаю врачу на ходу (заслоняя ладошкой трубку): «Подождите, надо закончить разговор! Если я еще минут 10 поговорю — успею, не рожу прямо на улице, нет? А то мне хочется подышать воздухом и в общем так леееегко!»

Alena (34)Зал для родов определили быстро: видимо, обнаруженное на осмотре раскрытие в 6 см здорово всех напугало. Схватки были легкими, но частыми. Я то ходила по комнате, то садилась на мяч, а в перерывах между этими занятиями доставала из памяти обрывки занятий на курсах для беременных. Еще при полном сознании я дала сестре — моему партнеру в родах — два ценных указания: повторять мне, что надо не забывать дышать, при возможности дыша в один такт со мной, а также массировать в моменты схваток мне плечи и поясницу.
Было далеко за полночь — а я все так же бодра и весела. И почему говорят, что рожать больно? Это легко!
Ха, после двух часов ночи я десятикратно возьму эти слова обратно! Мой мальчик, видимо, подумал, что поспешишь-людей насмешишь и принял решение, что шутом он не будет. В роли последнего — хорошо это или нет, я тогда оценку так и не дала — выступал врач. Он то уточнял цвет моих волос, то интересовался, как оно живется рыжим… Эхом его вопросов звучала просьба мужа: если мальчик — то только не рыжий!!!
Под утро я так устала, что хотела лишь одного: спать.
Боль все нарастала. Вскоре это была одна сплошная боль. Я закрывала глаза и, казалось, еще чуть-чуть — и я провалюсь в бездну, потеряю сознание. Из «бездны» доносился голос врача: «Не закрывай глаза, будь с нами!»
В перерывах между схватками я проваливалась в дрему, из которой меня вырывали хлопки той же сестры по лицу: соберись, тужься! По мне уже бетономешалка проехала — а это только схватки?
В какой-то момент отпустило. Схватка прошла, вторая не началась. Я открыла глаза и обвела ими палату: врач и акушерка — у моих ног, сидят, сестра гладит по голове. Стало легко. Я поблагодарила Бога за то, что есть промежутки между схватками. Оказалось — не стоит, ибо родовая активность после бурных схваток начала замедлятся…
Минут через 10 после капельницы все вернулось. Стало очень больно. Врач просел ближе и приказал — да, приказал! — тужится. Я начала и…не смогла. Боль накрывала волной и в какой-то момент я сказала, что, мол, естественные роды я уже ощутила — теперь согласна на анестезию. Вовремя, ха!
Потуг не было. Врач измерял раз за разом сердечный ритм ребенка и по его лицу в какой-то момент я поняла, что что-то не так. Голова ребенка вошла в канал, а поскольку я не могу его протолкнуть — придется вмешаться. Или тянуть щипцами — или операция.
Вот тут я испугалась не на шутку и мигом пришла в себя. Врач посмотрел в глаза и спросил: «Доця, ты хочешь родить сама, да?»
«Да!»,- хотелось кричать мне. Внезапно пришла мысль: сейчас одна-единственная потуга, пару усилий могут изменить все, я рожу! Взываю к Богу и малышу внутри себя с просьбами выходить, увидеть мир, помочь себе и маме…
Потом акварель слилась воедино и Творцом, Творцом чужой жизни стала я. Часы показали 5.05 утра, календарь затих на дате 7.07. Он заплакал сразу, а через секунду оказался у меня на животе: такой маленький, сморщенный, грязный и беззащитный розовый комочек с закрытыми глазками. Мой. Часть меня и нас, наш комочек с закрытыми глазками.

IMG_0800

Мы познакомились с ним как-то летом, тем самым, когда стояла невероятная жара и рай казался созданным из любви и нежности❤️

IMG_2119

IMG_2351

Поделиться

Добавить комментарий